«Античный» в переводе с латинского означает «древний». Но тем не менее это другой древний мир. Это следующий шаг, этап развития человечества. Здесь мы встречаем две яркие культуры: Древнюю Грецию и Древний Рим. Эти культуры за достаточно короткий промежуток времени совершили качественный скачок не только в науке, государственности, но и в искусстве.

Много открытий было сделано и в области декоративно-прикладного искусства. В частности, стремительное развитие получило гончарное искусство. Прежде всего мастера глиняного дела стали использовать гончарный круг. Такое нововведение позволило разнообразить геометрическую форму керамического изделия, а также увеличить количество производимых изделий. Об этом свидетельствуют многочисленные археологические находки.

Эта керамика демонстрирует эстетику целесообразности. Любой вид или тип греческой вазы или посуды имел свое предназначение, и это предназначение было не только выявлено в форме предмета, в его моделировке, но и определялось в зримых эстетических качествах. Немаловажным в керамическом искусстве является и то, что называется «чернофигурная» и «краснофигурная» керамика. Это различные приемы нанесения орнаментальных композиций на поверхность глиняного сосуда. Не меньшего успеха достигли античные мастера и в ювелирном искусстве.

Греки знали рамочно-филеночную вязку, гнутье древесины с помощью пара, начали разрабатывать технику изготовления шпона и интарсию. Греческая мебель имела четкую конструкцию, отвечавшую свойствам материала. Формы свидетельствовали о высоком художественном чутье, о способности находить своеобразные средства выражения, не заимствованные из архитектуры.

Известно, что важное место в греческом обществе занимали художественные профессии. Ремесло было неотделимо от художества. Само изобразительное искусство считалось одним из видов ремесла. Прославленные художники занимались мелкой пластикой, бытовая керамика расписывалась искуснейшими вазописцами.

Для всего греческого искусства было характерно гармоничное сочетание жизнеподобия и меры, т. е. живой чувственной непосредственности и рациональной конструктивности. Секрет в их слиянии, взаимопроникновении, которое оставалось недоступным для многочисленных позднейших подражателей.

Металл

Принципы древнегреческого искусства видны и в ювелирном деле. Ювелирам Древней Греции были известны многие способы обработки металлов: ковка, литье (в том числе по выплавляемым моделям), чеканка (в том числе выколотка изнутри), гравировка и резьба, а также техника филиграни, эмалирования. Золотые изделия древних греков предстают уже более сложными конструктивно, более яркими в декоре и затейливыми по форме.

В моде филигранные, декорированные эмалью и зернью ожерелья: гибкие, легкие, гармонирующие со свободно падающими складками одежды. Для классического древнегреческого ювелирного искусства (V—IV вв. до н. э.) важнейшим средством художественных эффектов являлся матовый блеск золота, а в эллинистическом и древнеримском искусстве возобновился интерес к звучной полихромии.

В изменении стиля ювелирного искусства античного периода сыграли свою роль походы Александра Македонского, в ходе которых греки близко познакомились с искусством стран Востока, оказав, в свою очередь, заметное влияние на искусство скифов и сарматов.

Орнамент

Древнегреческое орнаментальное искусство известно в двух основных дошедших до нас формах: вазописи и архитектурном декоре. Так называемый протогеометрический стиль отразил период первоначального становления художественного образа мира в греческой вазописи. Это декор в виде элементарных универсальных мотивов, волнообразных, концентрических кругов.

Вазы геометрического стиля являют собой следующий уровень греческой орнаментики с членением росписи на множество ярусов. Идея непрерывного, бесконечного движения стала основополагающей, воплотившись в мотиве линейного меандра. Ориентальный стиль древнегреческой вазописи (середина VIII—VII вв. до н. э.) был обусловлен активным образованием греческих колоний, многие из которых возникли в Малой Азии, благодаря чему греческая культура пришла в близкое соприкосновение с Древним Востоком, прежде всего с Месопотамией.

В вазопись стали проникать восточные мотивы. Орнамент обогатился крупными фигурами восточной, а затем и греческой мифологии с мощной, объемной лепкой. В архаический период орнамент переживает высокий подъем, когда происходит освоение восточного влияния и выработка собственного почерка. Линейный орнамент, который для греческого декора становится ведущим, уже в архаику приобретает новое качество, получившее дальнейшее совершенное развитие в классике.

Вместо однообразного чередования меандров, ромбов, треугольников под влиянием Востока возникает композиция из двух чередующихся элементов, что является отображением более развитых мифологических представлений. Вместо меандра ведущее место начинает занимать пальметта. Орнамент Древней Греции смог в наиболее полном и законченном виде художественно выразить главную идею греческой культуры — идею гармонии.

Вместо монотонного бесконечного движения, отражаемого мотивом линейного меандра в гомеровскую эпоху, в период высокой классики, появляется художественно облагороженная, гениальная по простоте и выразительности идея гармоничного, поступательного движения.

Греческая орнаментика стала завершением длительного предшествующего этапа эволюции орнамента от непосредственно-конкретной формы, отражающей мироустройство, до обобщенно-поэтической формулы, окончательно преобразовавшей буквально- наглядный образ в образ пластически художественного совершенства. В греческом орнаменте главным сокровищем является именно выработанная здесь гармония ритма и мотива, т. е. органичное единство его формы и содержания.

Огромные территории, колонии и поселения от Атлантики до северного побережья Черного моря, давали возможность как распространять свое искусство, так и впитывать традиции других культур и народов. Подобное взаимопроникновение культур давало великолепные образцы.

Соединение культур Средиземноморья и восточных земель создало уникальную культуру сарматов и скифов в IV в. до нашей эры. По сей день образцы ювелирных изделий этих народов поражают как сложностью исполнения, так и чувством меры, гармонии сочетания элементов и великолепием орнаментальных мотивов или сочетаний материалов.

Эллинистический мир привнес в эти культуры искусство торевтики, т. е. чеканки. Восточные корни — любовь к цвету, которая выражалась в обилии использования драгоценных камней, — также характерны для этих культур. Одним из излюбленных материалов была бирюза, которая символизировала кости тех людей, которые умерли от любви (персидское поверье).

Тем не менее для скифо-сарматской культуры характерна полихромия. Распространенными изделиями были те, в украшении которых участвовали несколько камней разного цвета одновременно. Любовь к золоту и серебру была не менее трепетной, чем в культурах Египта и Месопотамии. Народы античного мира политеистичны, отсюда столь похожее отношение к этим металлам разных культурных традиций.

Металл

Ювелирные украшения скифов — шейные обручи-гривны, браслеты, перстни — согласно религиозным представлениям этого народа несли в себе охранительное начало, а основным их изобразительным мотивом была тема животных, точнее, фигурки животных. Более других почитались олени, пантеры; животные, как правило, показывались гротескно, в движении (бег, борьба, прыжки).

Развился характерный для них «звериный» стиль, выраженный в преобладании животных мотивов и монохромной (без отделки камнями) технике. Скифский костюм, во всяком случае у тех, кто мог это себе позволить, был богато отделан вышивками и металлическими накладками. Иногда пояса украшались золотыми бляшками в «зверином» стиле.

По торжественным случаям скифы надевали полный набор сверкающих золотых украшений: головные уборы, подвески, серьги, кольца и браслеты. Одежды и прически закалывались декоративными булавками. Костюм скифского вождя (IV в. до н. э.) был расшит бляшками в виде фигурок оленя. На руки надевали золотые пластинчатые браслеты. В V—IV вв. до н. э., когда культура скифов достигла расцвета, страсть к золоту начала сочетаться с интересом к искусству эллинских мастеров, живших в колониях на северном побережье Черного моря.

Поэтому многие скифские украшения вышли из рук греков. Однако при этом они неизменно отражают скифские мотивы: сцены из быта кочевников или динамичные изображения животных, неотъемлемой части жизни степей. Полные энергии стилизованные львы и гепарды, кони и олени создают загадочную символику, не лишенную магической направленности: они должны были одновременно охранять своего владельца от зла и придавать ему жизненной силы.

Искусство «звериного» стиля распространилось на огромной территории, какой не знало ни одно другое искусство: от Черного моря до Балтики, от Великой Китайской стены до Центральной Европы, а после варварских нашествий на Рим — до берегов Атлантического океана и даже за пределы нашего континента.

Произошло столкновение двух начал, друг другу противостоявших. С одной стороны, остатки великой художественной культуры античности, некогда расцветавшей в прославлении человека как наиболее достойного объекта всего художественного творчества, светлой в своем восприятии мира и его преображении. С другой — художественное творчество, рожденное не земледельческой цивилизацией (как в Египте или Элладе), а мятущееся, неуемное, подобное самой жизни на степных просторах.

В этом творчестве почти отсутствовало изображение человека, ибо главное — это звериный образ, рожденный древней охотничьей темой и страхом перед неотвратимой судьбой. Причем порой этот образ видоизменялся так, что когтистая лапа, клюв или зловещий оскал вмещались в некий ленточный узор без начала и без конца, уже ничего не выражающий, кроме собственной взрывчатой энергии, неведомо куда устремленной.

Это искусство пришлось по душе и населявшим Европу кельтам, пробуждая в них их собственное далекое прошлое: так называемую латенскую культуру (VI—II вв. до н. э.), в которой формы зверей и растений уже растворились в орнаменте.

Между IV и III вв. до н. э. германские племена готов и пришельцы из глубины Азии — гунны — начали беспокоить Римскую империю на ее восточных рубежах. По словам современника, они города «сжигали ради золота». Вестготы, остготы или гунны, напав на имперский город, грабили его до тех пор, пока хватало сил увезти добычу. Все эти племена имели собственных искусных ювелиров.

Излюбленной техникой златокузнецов у готов и гуннов была пайка тонких золотых пластин с зернью и полудрагоценными камнями в перегородчатой оправе. На отделку шли сапфиры, сердолики, гранаты, разновидность последних — альмандины, а также цветное стекло; чем крупнее были камни, тем ценнее считалось изделие. Остготские мастера также владели техникой инкрустации.

Родственные скифам сарматы изображали животных более схематично, дополняли декор геометрической орнаментикой, большим количеством драгоценных камней, цветного стекла в виде кабошонов или зернышек, вставленных в уши или на бедрах животных; заполированные как единое целое с золотой поверхностью вставки выглядят утопленными в золото. Таким образом, гуннская эпоха была не только эпохой великого переселения народов, она стала временем зарождения нового стиля, пришедшего на смену «звериному».

Мы называем этот стиль «полихромным», и его основа — многоцветность — достигается различными техническими и художественными средствами. Изделия становятся более многогранными художественно как в композиционном, так и в техническом плане.

Различные материалы, из которых создаются полихромные украшения (краски, камень, эмаль), и техника (расположение вставок в наполненных гнездах, в углублениях, в перегородках, роспись красками по гладкой поверхности или заполнение краской резного орнамента и т. д.), разнообразные комбинации технических и художественных приемов являются непременными элементами разновидностей полихромного типа.

Полихромные украшения гуннской эпохи обнаружены во многих странах Европы в Польше, Румынии, Чехии, Словакии, Венгрии, Германии, на территории бывшей Югославии, что связано с движением на запад гуннов и других варварских племен готов, сарматов, аланов. В Западной Европе варварская полихромия получила свое дальнейшее развитие.

В гуннскую эпоху распространены пряжки с квадратным или прямоугольным основанием из сложенной вдвое бронзовой пластины, обтянутой золотой фольгой. В начале VI в. вестготские вожди на поясах своих рубах носили пряжки из бронзы с позолотой. Отделка прямоугольной пластинки указывала на знатность и богатство.

Ювелиры украшали металл выпуклыми орнаментами, сердоликами, альмандинами, цветным стеклом и насечками в форме абстрактных узоров. Женщины германских племен также носили широкие (до 7 см) пояса с большими нарядными пряжками, которые были одним из самых любимых украшений. Роскошь пояса тогда была знаком достоинства. Богатые германцы застегивали свои плащи на плечах узорными брошами, украшенными гранатами и другими камнями.

Как видно из характеристики ювелирных украшений, технические особенности играли немаловажную роль в формировании художественного стиля гуннской эпохи и становлении вкусов и традиций всего европейского ювелирного искусства.

Так европейские и азиатские народы, начав свой путь в истории неприхотливыми, грубыми варварами, постепенно обзавелись утонченными предметами искусства, самые совершенные из которых принадлежат теперь всему человечеству, являясь украшением музейных коллекций.

Стекло

Говоря о развитии стекольного дела, следует отметить, что переворот в технологии стеклоделия был вызван изобретением на рубеже нашей эры метода выдувания полых стеклянных изделий. Возможность широкого применения нового метода была обеспечена крупными успехами в технике стекловарения.

Стали получать прозрачное стекло, выплавлять его сразу в значительных количествах, научились изготавливать выдуванием красивые сосуды относительно большого размера и самой разнообразной формы. В широкое употребление стеклянная посуда вошла только в Древнем Риме.

Камейное стекло прошло длинный исторический путь, начавшийся в эпоху Древнего Рима. Эффект достигался следующим образом: у многослойного стекла с темным нижним слоем, а верхним — белым снимали часть верхнего слоя. Создавалось впечатление, будто белый рельефный рисунок выступает из темного фона. В сложных вариантах использовалось не два разноцветных слоя, а три и более.

Открытие способа выдувания стекла положило начало второму большому периоду развития стеклоделия, продолжавшемуся до конца XIX — начала XX в. и характеризующемуся на всем своем протяжении единством технологических приемов, не претерпевших за это время принципиальных изменений.

Итак, можно сказать, что античный мир не только развил традиции ремесленничества древних цивилизаций, но и породил новые виды прикладной деятельности человека, а также распространил эти приемы во многих государствах и культурах, заложив в них эллинистические традиции.