Как правило, на кухне они располагаются по соседству. Не потому что жить друг без друга не могут в силу естественных родственных связей (посудомоечная машина в некотором смысле «дочь» мойки, да и заняты они практически одним и тем же делом, правда, у мойки, как старшей по возрасту, обязанностей накопилось значительно больше), а потому что вынуждены работать рядом как с технической точки зрения—обязаны пользоваться одними и теми же коммуникациями: подводкой и сливом в оды, так и с эргономической точки зрения—один центр мойки, в том числе и посуды, иметь лучше, чем два.

Изначально посудомоечная машина была на кухне гостьей из будущего. Ее больше показывали любознательным гостям, чем приспосабливали к конкретным кухонным обязанностям. Наслаждаясь своими техническими возможностями, она долго присматривалась к тому, как и что делает мойка, прежде чем взяться за свою прямую работу. Присматривалась долго, но так пока, к сожалению, и не научилась жить и быть незаменимой в небольшой современной семье.

Мойка тоже длительное время присматривалась к своей эстетически и технически грамотной «дочери», прежде чем стала доверять ей определенные объемы работы. Причем сначала это случалось далеко не ежедневно, всего лишь несколько раз в год. Прежде всего, это касалось особых торжественных случаев с приемом и обслуживанием большого количества гостей, когда в силу обстоятельств двух рук у мойки уже явно не хватало для того, чтобы быстро и качественно перемыть горы грязной посуды. К сожалению, зачастую объем перемытой посуды и по сей день остается единственным достоинством этого прибора.

Но даже в такой ситуации посудомоечной машине сначала не доверяли самостоятельной работы в полном объеме. Обычно мойка трудилась в паре с посудомоечной машиной, загрузив ее кастрюлями и тарелками, а сама колдовала над более хрупкими предметами — рюмками и стаканами, требующими от посудомойки более высокой квалификации, чем это было первоначально заложено в умные программы машины. Так что курс обучения посудомоечной машины продолжался уже и после того, как она начала свою трудовую деятельность.

С половинной загрузкой

Однако потребитель быстро сообразил, что гости в дом каждый день, слава богу, не приходят. А небольшой семье из одного, двух и даже трех человек вовсе не обязательно ежедневно пользоваться посудомоечной машиной. Представьте себе, что после завтрака у вас осталось две грязные тарелки и вилки. Специально включать для их мойки посудомоечную машину—глуповато и не экономно. Складывать в эту машину две тарелки с вилками и ждать несколько дней пока там накопится чуть больше посуды — значит превращать современную посудомоечную машину в металлический шкаф, точнее сейф, для хранения грязной посуды. При такой постановке дела очень может случиться, что в обозримом будущем на кухне просто хронически не будет хватать чистых вилок и ложек. Увы, в данном случае посудомоечная машина нам не помощница.

Лучше и быстрее в подобной, ежедневно возникающей ситуации воспользоваться услугами старой доброй мойки. Многие, кстати, так и делают, оставляя посудомоечную машину, так же как и духовой шкаф, для особо торжественных исключительных случаев. И в этом нет ни-

чего зазорного и несправедливого. Ведь существует же у нас в доме скатерти, посуда, в том числе и для готовки, и даже обеденные столы для праздников и торжеств. И никто их не упрекает в том, что они без ежедневной пользы занимают в доме постоянное дорогостоящее место. Наверное, должны быть под рукой предметы и приборы, на которые мы можем рассчитывать пусть и не часто, зато в особенно важные моменты пиковых нагрузок. Но почему такая привилегия вечного праздника должна касаться именно посудомоечной машины, которую, собственно, мы и брали в дом, чтобы она нам ежедневно помогала? Существуют же примеры противоположного свойства. Тот же телевизор. Брали сначала его в дом, чтобы смотреть по праздникам где-нибудь в гостиной. Так он сегодня и на кухню проник. Каждый день вмешивается в процесс приготовления и потребления еды. Даже свои рецепты предлагает. Учитывая такую принципиальную несовместимость умной машины с повседневной жизнью, производители, естественно, напрягли изобретательские усилия. Появились машины с меньшим объемом. Но они имели другой недостаток. Они оказывались непригодными в случае большого объема работы. И потребитель опять был недоволен: две-три тарелки я и сам помою. Мне бы настоящего помощника в большом деле!

Определенный выход был найден, когда появились машины, использующие при необходимости лишь часть функционирующего пространства. Это машины с половинной загрузкой. Но дальше процесс деления опять зашел в тупик. Конечно, можно написать такой машине программу, чтобы она делала свою работу на треть, четверть или

даже на одну восьмую своих возможностей. Но как это сделать правильно, чтобы впустую не тратить электроэнергию и электромотор машины, воду, чтобы без надобности не пользоваться всей внутренней емкостью прибора? Тут, мне кажется, важен другой подход. Для этого надо вспомнить, как выполняет свои обязанности обычная мойка. Есть одна тарелка — моем одну тарелку, две тарелки — моем две тарелки. Так, наверное, должна работать и посудомоечная машина. Конечно, нет смысла мыть в ней одну-единственную ложку. Но потребитель должен располагать по своему усмотрению не только максимальным, но и минимальным функционирующим объемом. И этот показатель, я вам скажу,— не менее важная характеристика, чем разгон до ста километров в автомобиле.

Я разговаривал со специалистами, и они в принципе согласны, что для решения этой проблемы особых трудностей не существует. Для этого надо всего лишь разделить посудомоечную машину на определенные секции. Причем секции не могут и не должны быть одинаковыми по объему. Надо делить, двигаясь от меньшего к большему. Правда, при таком делении могут возникнуть свои трудности.

В частности, сложность поддержания внутреннего пространства машины в соответствующей чистоте. А то может получиться так: помоешь две тарелки, а потом полдня надо будет промывать всю посудомоечную машину.

Для реализации подобных задач делить надо не только внутреннее пространство, но и время выполнения задания. Опять давайте присмотримся к работе мойки. Две тарелки помыть, конечно, быстрее, чем одну небольшую, но пригоревшую сковородку. Хотя мыться они могут в секции одного и того же объема, правда раздельно, с разным временем и интенсивностью. Производители уже экспериментируют в этом направлении, но добиться здесь реальных практических результатов мешают, вероятно, устоявшиеся стандартные представления о посудомоечной машине, как помощнице в больших делах. При использовании механизмов, в том числе и в быту, мы привыкли исходить из возможной мощности, идти от большего к меньшему, от полного объема к секции. А может попробовать наоборот?

Бережная мойка

Другая проблема, которая кажется трудно разрешимой для посудомоечных машин,— это бережная мойка. Естественно, очень трудно при современном развитии бытовой техники совместить одновременную мойку пригоревшей сковороды и слегка тронутый красным итальянским вином хрустальный бокал. Хрусталь обычно в присутствии чугуна не выдерживает интенсивности обработки. И лопается. Хотя многие производители посудомоечных машин наперебой убеждают потребителей в том, что мойка хрусталя с чугуном сегодня в принципе возможна и даже безопасна. Просто надо умело использовать разные корзины для мойки. Я тоже верю в пропаганду этих новых идей. В теории — да. А на практике лучше использовать и в том и в другом случае более проверенный метод — ручную мойку. Не выработалось пока полного доверия машинам в случаях крайнего проявления либо хрупкости, либо загрязненности. Хотя, не спорю, это дело времени.

Модели посудомоечных машин нового поколения в обязательном порядке снабжены дифференцированной функцией мойки — от особо бережной до сильно загрязненной. Но, увы, эта функция тоже обладает наследственным недостатком посудомоечной машины — большим объемом. И действительно, как и когда можно использовать эту функцию? Давайте посмотрим. Если мы включаем функцию бережной мойки, значит, само собой подразумевается, что все пространство посудомоечной машины мы заполним хрупкими фарфоровыми чашечками и в лучшем случае стеклянными стаканчиками да хрустальными бокальчиками. А что это значит? А это значит, что в доме было большое застолье. И груда грязных тарелок, салатниц, икорошниц смиренно ждет своей очереди к посудомоечной машине, толкаясь в обычной мойке с недавно возвратившимися с горячей рабочей смены еще более загрязненными кастрюлями, сковородками, утятницами и противнями.

Тут тоже нужен особый избирательный подход. Давайте опять поучимся у мойки. Что за чем мыть — точного рецепта никто не даст. Это зависит и от характера, и от настроения посудомойки, и от конкретной необходимости. Одни сначала моют более грязную посуду, другие, наоборот,— более чистую. Это если пользоваться проточной водой. А если вода не проточная и предназначенная для всего комплекса мытья, то, естественно, моют сначала более чистую посуду и только в самом конце мойки дело доходит до самых загрязненных предметов.

Однако порядок мытья в данном случае особой роли не играет. Важно то, что мытье посуды в обычной мойке происходит как бы порционно. Согласитесь, даже в ручной мойке никто не моет хрустальные бокалы вперемежку с чугунными сковородками. Во-первых, это просто не удобно — даже при самой большой предосторожности хрусталь можно испачкать жиром. И, во-вторых, руки тоже привыкают к определенному нажиму и интенсивности. И менять очень часто темп усилий не рекомендуется. Ненароком, и такое у каждого случалось, к хрустальному бокалу вдруг применяется нажим, необходимый лишь для чистки пригоревшей кастрюли или сковородки. И тогда только одно утешение — в пословице: бокалы бьются на счастье.

посудомоечная машина