Увлеченность формами, как способом сделать этот мир модным и привлекательным, привела к усилению искусственности окружающей нас действительности. Потому что, какой бы совершенной ни была предложенная нами форма, по сути своей она рациональна, а значит искусственна. Известнейший профессор Мераб Мамардашвили, который читал лекции по философии студентам ВГИКа в конце прошлого века, уже тогда обратил внимание, что потеря «естественности» влечет за собой образование внутренних пустот.

И действительно, если посмотреть на современные интерьеры, созданные в основном за счет стилистически выраженной мебели, то мы имеем перед собой как бы два непересекающихся пространства: внешнее и внутреннее, разделенные тонкими фасадами мебели. Все преобразования, которые имеют место быть в интерьере, так или иначе связаны с пространством внешним. Что же касается пространства внутреннего, то оно изначально обладает некоторой пустотой, точнее сказать—пустой формой, предназначенной для заполнения не всегда нужными вещами.

Я не знаю, как в других комнатах, но на кухне с ее вечной нехваткой площади проблема заполнения внутренних пустот всегда стояла особенно остро. В данном контексте мы не будем рассматривать эти внутренние пустоты как расширенные системы хранения посуды и утвари, поскольку имеются варианты для их более функционального использования.

Первый радикальный шаг был сделан в середине прошлого века, когда возникла идея встраивания бытовой техники. Для своего времени это была очень революционная интерьерная идея. Она улавливала принципы и суть заполнения пустот. Поскольку механизм функционирования техники всегда является «черным ящиком» для постороннего наблюдателя, именно его и логично размещать в не наблюдаемом для глаза пространстве.

Идея встроенной техники и породила современную кухню. Она дала возможность эстетически развиваться кухонной мебели и непрерывно совершенствовать свои возможности бытовой технике. Хотя изначально казалось, что техника, имеющая дело с огнем, никогда не приживется внутри деревянных ящиков. Прежде всего, это слишком огнеопасно. Но организм кухни оказался на редкость толерантным по

отношению к пересаженным к нему чужеродным органам. И со стороны одних производителей, и со стороны других мы имеем своеобразные джентльменские договоренности, касающиеся использования допустимых температур. Плюс применение и с одной стороны, и с другой новых термостойких материалов. По большому счету, именно в этом и состоит вся премудрость встраивания техники.

Совершим небольшие экскурсии по новинкам встраиваемой бытовой техники. INDF.SIT представил на выставке Eurocucina в Милане обновленную линию встраиваемой техники Prime, стиль которой разработан известным итальянским дизайнерским бюро GIUGIARO. Эта линия привлекает не только великолепными эстетическими решениями, обращенными к внешнему пространству, но и практичностью, функциональностью, свидетельствующих о правильном использовании внутренних возможностей мебельных гарнитуров. Это только со стороны кажется, что внутреннее пространство мебели беспредельно, вон его столько, бери, заполняй! На самом же деле, чтобы разместить в нем всю возможную и необходимую для периодического использования кухонную бытовую технику, необходимы специальные технологии, позволяющие в определенной мере унифицировать бытовые приборы под внутренние размеры разных моделей кухонь.

Искусство современного кухнестроения состоит не в том, чтобы сделать технически совершенный прибор или приятную для глаза мебель. Искусство — соединить эти две трудно соединимые составляющие в один концепт. Техника в этом союзе очень часто, как партия, выполняет направляющую роль. К примеру, края вытяжки Prime расположены под углом 25°, что обеспечивает легкий доступ не только к варочной панели, но и всей рабочей зоне. Л внешняя дверца нового комбинированного холодильника может напрямую крепиться к внутренней стороне фасада мебели благодаря специальным держателям, делающим эту процедуру быстрой и простой.

Расширили в 2010 году свою техническую линейку ColorGlass Edition и инженеры BOSCH. Камеры новых моделей стали еще вместительнее (естественно, за счет грамотного использования внутренних пустот мебели!), а новая концепция светодиодного освещения не оставляет шанса ни единой тени: свет отражается от хромированных деталей на прозрачных полках и выдвижных боксах. Причем обратите внимание на этот световой эффект: он подчеркивает не только стилистическое, но и функциональное единство мебели и техники. И теперь, открывая кухонную дверцу, мы можем непосредственно попасть во внутреннюю камеру прибора либо же выдвинуть из него необходимые полочки. Подобный симбиоз экономит и материалы, и пространство, и наши усилия.

Конечно, все уважающие себя производители техники в обязательном порядке имеют в своем арсенале так называемую «соло-технику», то есть технику не встроенную, стоящую отдельно. Но на данный момент и для производителей, и для потребителей такая техника—скорее дизайнерское развлечение, чем предназначенный сугубо для функционирования прибор.

В новейших моделях производителей, которые сегодня диктуют кухонную моду на планете, техника как таковая часто имеет минимальное визуальное выражение. Она наглухо спрятана за эффектными дверцами и фасадами, давая о себе знать только функцией, которой от нее ждут. Наш журнал «Кухни и ванные комнаты» делает постоянные обзоры по встроенной технике, детально поясняя тактику встраивания.

И чтобы в ночь под Новый год и, естественно, на последующие утра рождественских каникул не загружать перевозбужденное сознание всевозможными техническими параметрами, скажем лишь об одном. Встраивание техники открыло потребность современного человека в механизации интерьера. Помните сценки из фантастических фильмом прошлого века? Чтобы воссоздать иллюзию восприятия будущего, режиссеры-постановщики делали интерьер, окружающий грядущего человека, если можно так сказать, более подвижным, умным, технически организованным. И это естественно. Не может такое востребованное пространство, как кухня, оставаться вдали от цивилизационных процессов. Если кругом, в реальном мире, за порогом дома, человека сегодня везде окружает техническая поддержка, то почему на своей кухне, откуда всякий раз он отправляется в технически насыщенный мир и куда возвращается после общения с техникой, он должен исповедовать другую мораль — дедовскую, где все по старинке делается вручную, как будто в этом суть вкуса и суть традиций?!

На столе — «верстаке» кухни-мастерской располагаются раковина и плита. В инструментальном шкафу аккуратными рядами раскладываются продукты и специи, посуда и утварь. Третья часть мобильной кухни предназначена для холодильника, посудомоечной машины.

У этой мобильной кухни — инновационная система хранения: все необходимое на виду, под рукой. Теперь следите за моими руками. Никакой техники, никаких моторчиков, никакой проворности рук! Просто одно движение — и панель, как шторка, закрывает кухню. Кухня исчезает, превращаясь в стильную стенку гостиной. Надо отметить, что вслед за компанией bulthaup очень многие кухонные компании сегодня увлекаются подобной игрой в интерьерные прятки. Особенно люди молодые, но уже могущие обеспечить себя хотя бы соответствующей кухней. Рассказывали мне такой случай. Молодые люди пригласили девушек в гости и попросили подсобить с некоторой нехитрой закуской для стола. Девушки обыскали всю квартиру, но кухню так и не нашли. «А зачем нам кухня?— шутят ребята.—

Мы и так как-нибудь на стороне поедим. Мы же холостяки. Вот женимся и кухню заведем». Хорошо, что новые интерьерные решения, заметьте, технического характера, уже дают повод для добрых шуток.

Однако мы не будем углубляться в тему: в каком помещении и с каким семейным положением эти кухни будут самыми желанными. Мы рассматриваем здесь фасады-шторки, скрывающие кухни, как некий механизм, как техническую составляющую современного интерьера. И не важно, в каком случае для передвижения по горизонтали всего фасада или его части используется электрическая тяга или обычные мышечные усилия, важно другое. Мы имеем дело уже не со способом открывания дверцы, а с механизмом вхождения во внутреннее пространство.

В новых кухонных системах интерьер, как набор вещей, получает закономерное логическое развитие. Он становится функциональным. Это очень важный и интересный переход в интерьере: от набора статических вещей к их функционированию. По большому счету, статика в определенном интерьерном смысле тоже выполняет соответствующие функции. Но в данном случае мы имеем в виду не статическую функциональность, а возможность перемещения предметов по определенной траектории по принципу «туда-сюда», как возможность беспрепятственного повторения челночного действия из одного внутреннего пространства в другое, внешнее. Причем здесь не важно, что двигается и что выдвигается. Будь то дверцы справа-налево или ящик вперед-назад. Главное, что подобные действия мы уже можем квалифицировать как действия механизированные, то есть уже имеющие технические свойства и характеристики.

А это значит, что мы имеем уникальную возможность наблюдать непосредственное превращение вещи в технический механизм. Это происходит посредством заполнения внутренних пустот, образующихся всякий раз при рациональном (а другого и быть не может!) конструировании вещи, как феноменальной, то есть доступной для восприятия, фигуры. Потому что сознание создает исключительно видимую сторону вещи, используя внутренние пустоты дня более впечатляющего создания образа. Внутренняя пустота—это как силикон, с помощью которого в современной косметологии корректируют фигуры. Но происходит странная трансформация вещи, как только мы пытаемся использовать внутренние пустоты в своих целях. Чтобы иметь свободный доступ к этим пустым объемам, нужно иметь возможность извлекать этот объем и возвращать его на прежнее место. Цикл движений по принципу «туда-сюда» по сути своей и есть технический механизм, в который со временем, возможно, и обратятся предметы всего интерьера дома, как это происходит сейчас на кухне.