Современная ванная комната — достаточно выверенное геометрическое пространство. В нем очень мало места для спонтанных пространственных фантазий. Функции строго определены. Единственная возможность нарушить монотонную обязанность занятий — разнообразить формы конкретного оборудования для ванных комнат. И в этом направлении достигнуты потрясающие результаты.

У зеркала воды

Англичанин Льюис Кэрролл был первым, кто обнаружил иные миры за зеркалом, висящим над раковиной. Собственно, зеркало с раковиной и называется умывальником. А что видим мы, застывая по утрам перед умывальником? Небритое или ненакрашенное одутловатое лицо, склоненное перед снопом ниспадающей воды. Спроси у этого лица, что такое раковина, которой он каждый день поклоняется? Конечно, он скажет, что раковина — это единственное место на Земле, где человек может действительно уединиться, побыть наедине с собой. Но вот как сочетается внешняя форма раковины с ее внутренним содержанием, тут с кондачка не ответишь. Поначалу даже кажется, что сознание двоится: неужели у раковины, как и у медали, две стороны?

Да, геометрическую сложность раковине придает ее двоякая видимость. Как говорится, современная раковина имеет не только интерьер, но и экстерьер. С одной стороны, мы можем говорить о форме самой раковины, а с другой — о форме чаши этой раковины. И тот и другой подходы закономерны. Но очень часто бывает так, что внешняя и внутренняя формы раковины диссонируют между собой, и их характеристики невозможно привести к общему знаменателю. Даже форму самой раковины, случается, определить не так-то просто. Говоря об одном и том же предмете, муж будет настаивать, что эта раковина похожа на квадрат, а жене она будет представляться кругом. И в этом нет ничего удивительного. Просто в рассказах о раковине очень важна точка зрения: что, собственно, в первую очередь вы считаете раковиной — весь предмет или только его внутреннюю часть?

По ходу знакомства с раковиной человек, как правило, меняет свою точку зрения —то есть не тупо смотрит на раковину с одной стороны, а постоянно переключает свое внимание с внешней части раковины на внутреннюю и наоборот. Такое переключение внимания не придает взгляду геометрической ясности. В сознании странным образом перемешиваются все известные геометрические фигуры: круги и квадраты, эллипсы и параллелепипеды, кубы и сферы. И уже не представляется возможным четко определять их геометрическую принадлежность. Здесь линии и формы ценны не сами по себе. Пропорции между ними формируют образ, который может быть притягательным, а может быть и не очень.

Возможно, из-за этой формальной двойственности — геометрическому соотношению внешнего и внутреннего, которое присуще всем без исключения предметам оборудования ванной комнаты, мы и говорим о геометрической неопределенности их форм. Конечно, если посмотреть на эти предметы, скажем, с высоты, как на плоскостную проекцию, то элементы геометрии Эвклида в современной ванной комнате обнаружить все-таки можно. Однако, когда речь заходит о пространстве с тремя измерениями, тут уж вы не встретите традиционных бабушкиных шаров и дедушкиных кубов.

Дополнительный эффект геометрической неопределенности формам оборудования ванных комнат придает и тот факт, что внутренние чаши этого оборудования всегда являются местом непосредственного контакта человека с водой. А геометрия воды — понятие условное и обусловленное. Сама по себе вода не имеет формы. Но она может принимать любую форму, которая будет предложена ей извне.

Возьмем, к примеру, раковину Но Sign из коллекции 2011 года. Очень трудно дать ей краткое однозначное геометрическое определение. Слегка закругленные углы придают не совсем правильному прямоугольнику визуальную трапециевидность. Отверстие для слива—будто смещенный центр тяжести. Оно словно соскользнуло по скошенной поверхности внутреннего круга к самой орбите закругления. Впрочем, внутреннюю выемку раковины тоже нельзя считать полноценным кругом. Для компактности и удобства круг перерезан пополам, чем акцентирует внимание на возвышающиеся бортики.

При интересном дизайне раковина также практична в применении и доступна в различных вариантах. Различать раковины этой коллекции можно по размеру: 41, 50, 57, 60 см и более крупные 120 и 150 см. Кстати, в коллекции присутствуют как стандартные раковины, так и асимметричные (с полочкой справа или слева, раковины- столешницы, двойные раковины). Новые раковины IDO Mosaik тоже не отличаются выверенными геометрическими пропорциями. Отростки столешниц, расширяющие раковины то вправо, то влево, чем-то похожи на ручки ложек неправильной формы для правшей и левшей. Даже раковина-столешница 120 см, с одинаковыми двусторонними крыльями, придающими изделию форму классического старинного дворца при взгляде из космоса, тоже обладает достаточно сложной конфигурацией, площадь которой невозможно вычислить простым измерением параметров. Казалось бы, что может быть геометрически проще, чем новая раковина IDO Duoset — круг, точнее, полусфера. Однако если присмотреться к линии окружности внутренней части этой раковины, то мы увидим фигуру, которая уже не является кругом, но еще не стала эллипсом. А в раковинах IDO Soft и Wave углубления для слива, вообще, не поддаются словесному описанию. Ведь для того, чтобы рассказать о том, чего не видели другие, необходимы обозначающие слова, которые будут вызывать соответствующие ассоциации и образы. Перерезанный пополам круг — это понятно. Уменьшенная на четверть сфера —тоже сравнительно ясный образ. Но вот как определить форму, у которой что-то от конуса, а что-то от квадрата? Хотя надо провести четкую грань между серями Soft — мягкие, аккуратные формы и Wave —цельный графический дизайн.

DURAVIT, постоянно тяготеющий к ясности сантехнических форм, тоже пытается придать идеально прямым линиям изящную плавную кривизну, в которой суть удобства. Потому что в ванной комнате без элегантного отклонения от заданной прямоты очень трудно создать атмосферу уюта и комфорта. Архитектурный дизайн серии Happy D — сама скромность без всякой вычурности. Как вы думаете, на что похожа раковина этой серии? Естественно, на латинскую букву D. Впрочем, можно сказать по-другому. Эта форма — уже не форма буквы. Это форма идеальной раковины. Ведь не будете же вы говорить, что шар выглядит как буква О. Так и в данном случае. Форма раковины — узнаваемая сама по себе форма. И для ее узнавания уже не нужно прибегать ни к каким сравнениям, хотя подобные сравнения и усиливают впечатления.

Современная ванная комната